Местные жители: американская история ужаса

США далеко, всё там иначе, и люди другие. Так всегда казалось. Но пришел коронавирус, и стало понятно, на какой маленькой планете мы живем и как много у нас общего. Нью-йоркский корреспондент «Вокруг света» рассказывает…

RTS36BKC.jpg

Даже в конце февраля, когда на Нью-Йорк уже наползала ковидная мгла, я считала, что страх преувеличен. Помню, написала пост в «Фейсбуке», что надо не школы закрывать, а руки мыть. Что и гриппом болели бы меньше, если бы мыли руки по-хорошему.

А к середине марта меня начала накрывать паника. За месяц до этого я уволилась с работы, чтобы запустить два своих проекта. Мой сын Гурик и дочка Ника уже полгода были на домашнем обучении. Дочь Маша ходила в школу. Я помню, как утром 14 марта умоляла ее остаться дома, но 13-летняя Мария была непреклонна. На другой день она задумчиво сказала, что школа полупустая, многих не пускают родители, заболели некоторые учителя… А с 16 марта все школы штата закрыли.

Да, сначала многие не верили в серьезность происходящего. Старший сын моего мужа, Альберт, учил Тору с раввином, и занятия часто проходили у нас дома. Я помню, как пасынок пригласил раввина в очередной раз, а я в буквальном смысле встала у того на пути в проходе со сковородкой. Раввин, прибывший для урока специально из Лейквуда (штат Нью-Джерси), долго возмущался, говорил, что ездит ко всем и все его пускают. Альберту было очень стыдно за меня. Но я позвонила мужу и сказала, что не впущу никого, пока это не пройдет.

А через два дня раввина увезли на скорой, и он в итоге еле выжил.

В общем, когда заболел раввин, мы резко осознали, насколько это рядом. Муж поехал в магазин и купил очень много продуктов. Мы их поделили: вот это едим сейчас (и по возможности докупаем), а вот это (консервы, сухари…) прячем в подвале на случай, если вдруг нельзя будет выйти из дома совсем. Мы же не знали, как оно обернется. В США люди приучены, что бывают ситуации, когда надо сидеть дома и не высовываться. Например, в ураганы. Так что многие вещи, включая бумажные полотенца и зубную пасту, мы всегда покупаем с запасом.

***

Проблемой стали санитайзеры, маски и перчатки. Началась спекуляция. Помню, в Квинсе арестовали сразу четверых выходцев из бывшего СССР, которые продавали маски по 10 долларов за штуку.

RTS34LF1.jpg

В некоторых магазинах на Брайтон-Бич появились надписи: мол, поднимаем цены на все — вы нас поймите, времена тяжелые.

Муж долго был единственным человеком в семье, кто выходил из дома за едой. Мы шутили: выпускаем того, кого меньше жаль. Он надевал перчатки, очки, маску… Все продукты в упаковках, которые муж приносил из магазина, я мыла, а его самого с ног до головы дезинфицировала спреем.

Помню, как в середине апреля я впервые за месяц вышла на улицу. Было пусто и очень тихо, если не считать сирен скорой помощи. Выходить из дома нам не запрещали, разве что позже, в июне, ввели комендантский час, но он был связан с погромами, которые прокатились по стране.

В городе работал весь общественный транспорт, но он ходил почти пустым. Метро при этом оставалось платным, а вот в автобусах можно было ездить просто так вплоть до августа. Чтобы минимизировать риски для водителей, пространство у их кабинок вместе с валидаторами огородили цепочками, и передние двери больше не открывались. Дело в том, что уже к апрелю компания МТА, которая отвечает за весь транспорт в штате, потеряла около сорока сотрудников.

***

Большинство компаний отчитывались о количестве умерших. О потерях сообщал Департамент образования Нью-Йорка. К маю умерло 22 учителя, не считая других сотрудников школ. В конце сентября профсоюз медсестер США сообщил, что мы потеряли 1700 человек из числа тех, кто нас же и спасал…

Еще в марте, когда мы не понимали, в каких тяжелых условиях работают медики, «Фейсбук» начал наполняться фотографиями их лиц с вмятинами и синяками от масок. Помню, как моя знакомая косметолог изготовила для врачей какой-то особенный крем, снимающий раздражение с кожи после маски, и бесплатно развозила его по госпиталям.

Вообще, мы тогда сплотились и друг другу помогали. Кто-то привозил продукты старикам, которые не могли выйти из дома и при этом потеряли профессиональных помощников, получающих зарплату от государства. Кто-то волонтерил в госпиталях. Врачи и младший медицинский персонал прибывали на помощь из других штатов, а вот уборщики находились уже из местных. Кто-то собирал для медиков перчатки и другие средства защиты: поначалу их не хватало, и мы сами заказывали их в Китае или искали по другим штатам.

Я недоумевала, как такое возможно, чтобы у медперсонала не было защиты, на что моя сестра-врач ответила: «Марина, разве можно быть готовыми защищаться от чумы?» К моменту, когда штат начал закрываться, сестра была беременна (ребенок родился в середине сентября) и поэтому не рискнула работать в госпитале.

laif_21492563.jpg

Примерно 35% медиков в Нью-Йорке сказались больными и не выходили на работу, когда поняли, что не хватает защитных средств. Часть медиков устроила забастовки: они стояли перед госпиталями и держали плакаты с надписями о том, что их убивают, не выдавая униформу и маски. Нашим медсестрам и медбратьям пришлось использовать в качестве защиты мешки для мусора, пока власти штата не организовали закупки всего необходимого.

Сколько медиков умерло конкретно в Нью-Йорке, я не знаю, потому что перестала считать, после того как в апреле скончался уролог Александр Басс. В ноябре прошлого года он был помощником хирурга на операции у моего 14-летнего сына.

Я помню, как открыла «Фейсбук» и увидела фото Александра в черной рамке. Он, как и многие медики, перешел весной работать в отделение, куда поступали на скорой больные с COVID-19. Профильных специалистов не хватало, и в какой-то момент врачи записали обращение к жителям: «Не хотите, чтобы вашу пневмонию лечили гинеколог и эндокринолог? Сидите дома!»

Пандемия в Нью-Йорке, США


«Не хотите, чтобы вашу пневмонию лечили гинеколог и эндокринолог? Сидите дома!»


Власти увеличили регулярное пособие по безработице, и некоторые мои знакомые в общей сложности получали 1100 долларов в неделю — больше, чем когда работали


Во всех такси появились пластиковые перегородки, отделяющие водителя от пассажиров. Иногда это просто штора для душа, приклеенная скотчем


Мы все привыкли к вирусу. Те, кто его отрицал, стали что-то понимать


В целом кампания «Я защищаю тебя от себя, а ты защищаешь меня от себя» принесла свои плоды

***

Звук сирен скорой помощи не смолкал, а в госпиталях умирало по 40 человек за ночь. Наши медики до сих пор страдают от посттравматического синдрома: никто не готовил их к потерям, как на войне. Уже в марте похоронные дома были не просто перегружены — они были забиты покойниками. Какие там холодильники: тела лежали на картонках на полу в залах для прощания.

Конечно, никаких общих захоронений в парках, о которых рассказывали российские СМИ, у нас не делали. Но братскую могилу выкопали на Харт-Айленд, самом закрытом кладбище в мире. Там уже больше 150 лет хоронят тех, кого не забрали из морга или не опознали. И наш губернатор распорядился хоронить умерших от коронавируса в братской могиле на этом кладбище, толком не объяснив, почему так надо делать. Многие из тех, кого туда отвезли, были обитателями домов престарелых. Вызывать родных для похорон, разбираться с завещаниями было некому и некогда.

В апреле в городе появились передвижные морги, такие же, как на Манхэттене после теракта 11 сентября 2001 года. Их начали устанавливать перед больницами, потому что ни в одной из них не было столько мест для хранения тел. В апреле же количество умерших за день по стране достигло 2000. В Нью-Йорке пик смертей пришелся на 9 апреля. В этот день мы потеряли 1028 человек.

***

Поначалу люди связывали высокую смертность от вируса с приписками: мол, его машина сбила, а поставили ковид! Но вскоре СМИ стали говорить, что проблема — в отсутствии протокола лечения.

В США все болезни лечат по протоколу. Тут доктор не может, глянув на пациента, сказать: «Что-то вы бледненький сегодня, давайте-ка прокапаем глюкозку!» Все назначения делаются только на основании анализов.

Когда COVID-19 пришел в США, разумеется, никакого протокола его лечения не было. Наши врачи начали пробовать все доступные средства. И то, что сегодня смертность от заболевания значительно снизилась (хоть количество зараженных в целом по США растет), — заслуга наших медиков.

Во избежание слухов правительство запретило публиковать любые данные, кроме официальных. Власти не скрывали статистику: губернатор Нью-Йорка выходил на брифинги каждый день. Госпитали, дома престарелых, мэрии постоянно отчитывались, сколько человек заболело, умерло, выписано. Никто не прятал и не приуменьшал данные.

RTS35ZAE.jpg

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Туристические новости
Добавить комментарий

2 × три =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.