Открыть Россию заново: от Москвы до Кольского на велосипеде

Поехать на велосипеде из Москвы в Санкт-Петербург, а в итоге добраться до Кольского полуострова? Для путешественницы Татьяны Никульниковой пандемия не стала помехой для открытия нового увлекательного маршрута.


IMG_059.jpgГЕРОИНЯ
Татьяна Никульникова 

Велопутешественница, фотограф и автор. Магистр финансов, член международной ассоциации финансовых аналитиков CFA.

Создатель и вдохновитель проекта «Блюзы новых дорог», объединяющего велотуристов и музыкантов, фотографов и журналистов из России и других стран. Одна из немногих русских женщин, в одиночку совершающих длительные и сложные путешествия на велосипеде по разным уголкам мира. За плечами Татьяны — дороги Африки и Америки, Европы и Азии, острова, горы и пустыни.

— Татьяна, что отличает вас как велосипедиста? Кто вы: турист, спортсмен или путешественник?

— Я — путешественник. Для меня главное не километры и спортивные достижения. Мне не нужно уехать как можно дальше и быстрее. Ведь для путешественника главное — личные открытия, познание окружающего мира. Путешествие — это состояние души, гармония с дорогой.

— Вы известны тем, что объехали на велосипеде полмира. За вашими плечами не один десяток маршрутов. Какой из них был самым запоминающимся?

— Я увлекаюсь велотуризмом 11 лет. Мой велосипед оставил след на всех континентах, кроме Антарктиды. Я побывала в 60 странах, 35 из которых посетила на двух колесах. Сложно сказать, сколько километров я проехала на велосипеде, потому что общего подсчета я никогда не вела. Скорее всего, земной шар по экватору все еще не обогнула. Может быть, 30 тысяч километров в общей сложности. Самым запоминающимся стало путешествие по Норвегии в 2014 году. За сорок пять дней мы вдвоем проехали от южной точки Норвегии — маяка Линдеснесс до северной оконечности Европы — мыса Нордкапп. Это путешествие вспоминаю чаще всего.

— Были у вас ситуации, когда вы оказывались на волосок от гибели?

— Когда я пересекала на фэтбайке пустыню Намиб в Африке, у меня закончилась вода. Почти сутки я ехала на последнем глотке, но осталась жива.

— О вашем последнем путешествии длиной в 4200 километров от Москвы до Мурманска рассказывала российская пресса. Всех журналистов поражало, что девушка отправилась в такой путь одна. Вы всегда путешествуете в одиночку?

— Я езжу одна, потому что мне это нравится. Это моя философия в определенной степени. Я считаю, что каждое путешествие — очень личное событие. Когда ты один, ты отвечаешь только за себя, не отвлекаешься ни на что. Ездить одной не страшно и не сложно, это дело опыта. Но хоть я по натуре и одиночка, во многих путешествиях у меня есть спутник — моя «вторая половинка» Виктор. Вместе мы прошли много дорог в разных странах.

— Вернемся к началу романтического путешествия в разгар коронавируса. Получается, вы просто сбежали из закрытой на карантин Москвы и отправились на край света?

— Да, так и было. Я решила искать свободу в несвободном мире. Я человек, который дома сидеть просто не может. Для меня важно постоянно перемещаться по миру, искать вдохновение в новых местах. Было очень тяжело пережить самоизоляцию. Первой мыслью было, что я хочу проехать от дома до Питера. Питер — особый город, оставивший след в моей жизни. Я никому не сказала, что хочу доехать до Мурманска. Даже цели такой поначалу не было. Только потом я поняла, что хочу ехать дальше — до самых северных границ, что позволяло сделать время и финансы.

— Эта идея оправдала ваши ожидания?

— Да, на сто процентов!

— У вас было много путешествий по разным странам. Раскрылась ли для вас Россия с новой стороны в этом?

— Раньше, при открытых границах, я старалась посмотреть мир, уехать в самую далекую интересную страну. А Россия всегда оставалась, что называется, «про запас». И вот в 2020 году наконец пришло время открыть этот «сундук с богатствами».

Признаюсь, Россия мне всегда казалась опасной страной для велопутешествий. И даже не из-за диких зверей, а из-за диких водителей. В прессе мне всегда попадалось много информации о том, как сбивают велосипедистов. Еще меня останавливало то, что Россия казалась опасной с точки зрения преступности в регионах. Но, как оказалось, у страха глаза велики. Особенно ярким открытием стала для меня Карелия и Кольский. По природе они очень похожи на Финляндию и Норвегию. Здесь есть всё, что может привлечь путешественника.

— Как вы планировали маршрут? Учитывали ли опыт тех, кто уже ездил по этим дорогам?

— Путешественники странствуют между двумя столицами еще со времен Радищева. Но сегодня на загруженных дорогах делать это «по старинке» не так просто. Я учитывала опыт людей, которые разработали два веломаршрута между Москвой и Петербургом. Первый, R1, прокладывали немцы. Он начинается в Берлине и до недавнего времени проходил через несколько европейских стран и заканчивался в Питере. Сейчас немцы продлили его до Москвы. В Германии даже был выпущен специальный путеводитель по нему на немецком. Этот маршрут в России мало известен. Второй маршрут создан энтузиастами из «ВелоПитера» Ильёй Гуревичем со товарищи. Я выбрала для себя германский маршрут — стало интересно, чем руководствовались его создатели. И получилось, что он оказался для меня непривлекательным, так как проходит по загруженным асфальтовым дорогам с опасным трафиком. Этот маршрут ориентирован на тех туристов, которые каждый день едут от гостиницы до гостиницы. А я ночевала в палатке, мне хотелось посмотреть глубинку и природу. Маршрут же немцев попросту игнорировал провинцию. Мне он не принес ничего, кроме стресса. Я свернула в сторону и поехала своим путем.

01_Старица.jpeg

— Сколько дней вы провели в палатке?

— Из ста дней путешествия примерно восемьдесят я прекраснейшим образом прожила в палатке. Примерно раз или два в неделю останавливалась в гостиницах, чтобы привести себя в порядок и отдохнуть от леса.

— У вас были встречи с дикими зверями? В предыдущих путешествиях у вас ведь был «медвежий» опыт.

— Меня все пугали медведями. Но мне не посчастливилось встретиться ни с одним. Я была готова к встрече: с собой был «сигнал охотника» и перцовый спрей. В Скалистых горах Канады и на Аляске я сталкивалась с медведями. В Карелии же они оказались более острожными. На некоторых глухих дорогах ощущение, что я вот-вот увижу медведя, было настолько сильным, что я не сомневалась — он где-то рядом. Много следов вокруг, совсем свежих. На Аляске я хорошо запомнила правила поведения в медвежьем краю: подавать сигналы своего присутствия, никогда не хранить продукты в палатке. Помню момент на севере Карелии, когда я ехала по лесу и пела песни, какие первыми приходили в голову. Наверное, всё это и привело к тому, что встреч с косолапым не произошло.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Туристические новости
Добавить комментарий

восемнадцать − 2 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.